hogwarts | beyond the freedom

Объявление


Эпизодическая ФРПГ; NC-17

YOU ARE WELCOME!
Время в игре:
31 октября, 2022 год; понедельник
Погода:
Идёт дождь с очень крупным градом и сильнейшим ветром, от деревьев отлетают листья и прилипают к стёклам окон... за окном МОХИТО! ©

С О Б Ы Т И Я
Праздник еще не повод не учиться, так рассудила Минерва Макгонагалл, поэтому 6 курс отправляется на урок ЗоТИ к профессору Локвуду, а 7 курс ожидает увлекательнейший урок зелий с профессором Винтри. Но до учебы ли, когда вечером предстоит волшебный бал-маскарад?

И Г Р О К
Н Е Д Е Л И

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » hogwarts | beyond the freedom » личные отыгрыши; » Здравствуйте, я ваша... Племянник.


Здравствуйте, я ваша... Племянник.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Николас Корнер, Пьер Дюллейн
Время: ночь с 30 на 31 октября
Место событий: Личные комнаты профессора Дюллейна

0

2

Когда сидишь на самой высокой башне в Хогвартсе с бутылкой огневиски, мысли преследуют самые разные.  Особенно, когда есть о чем подумать. А подумать Нику было о чем.
Всего неделю назад, во время завтрака перед ним бросила письмо сова, которая точно не могла принадлежать кому-то из его родных или друзей. Даже если бы они и решились на покупку этого чучела, то за приколы с черными конвертами, Корнер вполне мог бы кому-нибудь руки оторвать. К сожалению, это оказалось совсем не приколом.
Он никогда не любил такие письма – сухие, безликие.
«Мистер Корнер.
Спешим сообщить Вам о том, что Ваши родители – Меган и Майкл Корнеры погибли в результате несчастного случая.
23 октября 2022 года, в следствии превышения скорости и состояния алкогольного опьянения,  машину Майкла Корнера вынесло на встречную полосу, что привело к аварии. Прибывшая на место Скорая помощь оказалась бессильна.
Приносим свои соболезнования.»

Он магловский транспорт, идею матери отправиться в путешествие и авантюризм отца, позволивший ему сесть за руль.
Он носил эту бумажку с собой всю неделю, чтобы каждый раз, когда в голову забредала шальная мысль о том, что все это было лишь выдумкой, можно было достать белоснежный листок, который оставался в первоначальном виде, не смотря на то, что Ник уже успел пролить на него кофе, чай и измять в кармане рубашки.
И сейчас, открыв бутылку, Корнер первым делом достал письмо. Не было никаких истерик. Не было пафосных криков о том, что он не сможет без них жить. Не было ничего, что так любят показывать в дешевых магловских фильмах, которые так любила его мама. Только апатия. Равнодушие на уроках, отговорки от незапланированных походов в Хогсмид и тихие слезы в подушку после отбоя в день получения проклятого письма. Благо выходные, соседи по комнате ушли в отрыв и спальня была пуста. Ровно до момента, когда на плечо опустилась теплая рука, а темнота прошептала, что все будет хорошо голосом Джеймса Поттера. Лучший друг с первого курса, тот, кто вместо того, чтобы уйти со всеми в загул – пришел сюда, не спрашивая, что случилось, но и не оставляя наедине с мрачными мыслями, оказывая так необходимую Нику моральную поддержку и предоставляя свое плечо другу. Но и слезы были только в первую ночь. Потом было ледяное спокойствие, словно ничего и не случилось. Иногда ему казалось, что он просто сам еще не осознал того факта, что он остался без родителей. А сейчас была ночь, на которую Корнер любовался, оперевшись на шаткие перила, почти свешиваясь вниз, покачивая рукой.
..- Ник? – Тихий шорох за спиной, осторожное прикосновение.
- Да, Энж? – Он обернулся, честно попытавшись улыбнуться.
- Что случилось? – Он понимал, что она беспокоится, но ничего не мог с собой поделать. Просто не мог рассказать ей, показать письмо.
- Прости… Я еще не готов. – Гриффиндорец виновато опустил голову, выдохнув. Всего несколько слов, которые могли бы прекратить постоянные вопросительные взгляды друзей.
- Ничего… - Девушка протянула ему руку, раскрытой ладонью вверх. На ладони лежали так любимые Корнером малиновые карамельки… 

Вот из таких мелочей и складывалась поддержка, не дававшая Николасу впасть в уныние по случаю смерти родителей. А еще была Кэрри, которая постоянная мелькала где-то рядом, приносящая исключительно хорошие и веселые новости. Ник сунул руку в карман и достал несколько карамелек, заботливо подсунутых девочками.
- И что бы я без них делал? – хриплым, простуженным голосом, тихо рассмеявшись и запив слова большим глотком огневиски и заев карамелькой. Жизнь прекрасна. Гриффиндорец пристально посмотрел на листочек, принесший столь дурные вести и вытащил из кармана палочку.
- Инсендио… - Для того, чтобы листочек вспыхнул красивым огоньком было достаточно и шепота, а палочка отправилась назад, в задний карман потрепанных магловских джинсов. Несмотря на осень, на ритуальное сожжение листочка бумаги, Ник отправился в рубашке и брюках, напрочь забыв про мантию, жилетку или хоть что-то теплое. Вот теперь можно было идти назад. Еще несколько быстрых глотков обжигающей жидкости и почти полная бутылка отправилась в свободное падение с площадки башни. Мелькнувшая мысль о том, что Поттер бы его проклял, если бы увидел столь бездарную трату алкоголя, была злобна забита тем фактом, что Джей скорей всего и не узнает о том, что такая вещь тут вообще была. Вот теперь поход можно было считать оконченным.
Была еще идея пойти прогуляться, но за время, проведенное на башне, он основательно замерз и теперь все мысли были только о теплом кресле у камина, которое наверняка пустует в силу времени и выходных. Вот только на пути к излюбленному месту возникла неожиданная преграда – в виде аж нескольких учителей, сопровождающих незнакомого мужчину. Незнакомый мужчина в Хогвартсе – значит преподаватель. Если преподаватель – то тот, о котором недавно оповещала директор МакГонагл. Травология. А если травология – значит это и есть тот загадочный троюродный дядюшка, который должен был приехать утешать расстроенного и осиротевшего малютку Ника. И это было намного интересней, чем теплое и уютное кресло, которое вполне сможет подождать пару часов. Надо же познакомиться с родственничком.
А до момента Ник почти полчаса прождал, пока все, кто решил довести нового педагога до комнаты лично поговорили, представились, рассказали, как они счастливы и пожелали спокойной ночи. За это время Корнер успел проклясть тех, кто придумал такие длинные разговоры в столь позднее время. Но тем не менее, вскоре все разошлись а «дядя» зашел в комнату и закрыл дверь.
- Вот прям даже интересно, рад ли будет дядюшка знакомству… - Тихий шепот себе под нос и довольно громкий стук кулаком в дверь.

Отредактировано Nikolas Korner (2011-09-01 23:27:38)

+1

3

Первым, что сделал Дюллейн, едва его оставили одного, это достал из чемодана одну-единственную вещь. Небольшая книжечка в кожаном переплете светло-песочного цвета, ни единого опознавательного знака на обложке, всего одна строка на первой странице: «2020  П.Д.» Далее мелким почерком было исписано более половины шероховатых страниц. Здесь были и короткие заметки, и длинные записи на страницу, а после некоторых дат стояло всего по слову. Пьер сел за стол и безошибочно открыв дневник на нужной странице, начал писать, торопливо, словно боялся что-то упустить, что-то важное…
«Я уверен, позже мои воспоминания не будут укладываются в чувство. Все, кого я видел, казалось, существовали только в моем воображении, все они были не более чем миражами, преследующими какого-нибудь параноика или морфиниста. Все мое прошлое осталось позади призрачным туманом, и мне казалось, что я вел мысленный диалог, прощаясь с ним навсегда. Мне задавали вопросы, и я пытался говорить нормальным голосом. Я отвечал на эти вопросы. И поэтому двенадцать минут пути показались мне долгими, долгими часами. Думаю, я не смогу объективно судить об этой ночи и позже; если здесь и  была какая-то логическая последовательность событий, то она ускользнула от меня, стала недоступной. Все еще не укладывается в голове, почему я откликнулся на письмо и приехал. Путешествие в этой черной холодной ночи было более чем похоже на экскурсию. И, кажется, она немного начала мне нравиться…»
Дописать Пьер не успел, его рука дрогнула от звука громкого стука, и чернильная капля, скатившись с кончика пера, растеклась каплей по странице дневника. С некоторой досадой взглянув на нее, Пьер вздохнул и, закрыв дневник, поднялся и подошел к двери. Не имея привычки заранее интересоваться личностью нарушающего одиночество Пьера, Дюллейн без лишних слов распахнул дверь, заливая стоящего на пороге юношу неярким светом свечей из комнаты новоиспеченного профессора.
- Чем могу быть полезен? – казалось, поздний визит незнакомца ничуть не удивлял утомленного дорогой Пьера.

0

4

Того, что дверь откроется так быстро, Ник не ожидал. После темноты на башне и почти интимного полумрака коридоров, даже слабый свет свеч из кабинета казался ярким, заставив его зажмурится и тихо прошипеть себе под нос что-то явно нецензурного содержания. Потерев глаза, гриффиндорец все-таки попробовал рассмотреть своего новообретенного родственника.
- Чем..? – Ник наклонил голову, с интересом разглядывая силуэт мужчины, стоящего в дверном проеме. Все конечно было интересно, но различить что-то смотря против света, не получалось и парень нагло протиснулся в комнату профессора, часто моргая, чтобы привыкнуть к освещению. К тому же шутки шутками, а попасться под руку дежурным учителям совершенно не хотелось. Он конечно придумает, как выкрутиться, но надо ли  рисковать, когда рядом есть место, в которое точно не полезут в поисках припозднившихся школьников.
– Пьер Дюлейн? – Абсолютно риторический вопрос, ибо Корнер уже знал ответ, еще когда шел к двери. Быстро оглянувшись и найдя взглядом кресло, он прошел туда и с размаха плюхнулся туда, закинув ноги на соседнее кресло и обернувшись к мужчине. Сказать было нечего – Пьер был довольно симпатичен, особенно сейчас, с некоторым удивлением взирающий на наглого мальчишку в своей комнате. «А ничего так…» Николас откинулся на спинку кресла и улыбнулся.
- Вы мой дядя. А на вопрос «чем можете быть полезны»… - Юноша скрестил руки на груди и оценивающе уставился на Пьера. На самом деле , ему в голову не приходило никаких предположений, что можно было бы ответить на такой оригинальный вопрос, ибо пошлить в присутствии еще незнакомого дядюшки, наверное было бы не прилично. И вообще, он сюда, как никак, знакомиться шел. – Я Николас Корнер. – Вставать с кресла не хотелось, ибо оно было теплым и довольно убаюкивающим, особенно после прогулок по Хогвартсу с алкоголем. Но и спать в комнате Дюлейна, Ник не собирался, а в качестве приветствия просто отсалютовал, на секунду приложив руку к голове. Теперь можно было осмотреться более внимательно. Не очень большая комнатка, еще не разобранные вещи, тетрадь на столе. Это все было не столь принципиально, но надо же было хоть немножко узнать о родственнике. Один минус, после столь оригинального способа знакомства, мужчина вряд ли захочет откровенничать. Подождав ответной реакции секунд десять, гриффиндорец все-таки притянул к себе пустой стакан, стоящий на подносе на небольшом столике около кресла и поставил его себе на колени, изымая из кармана пачку магловских сигарет. Вредные привычки, конечно, вредные, но избавляться от них не хотелось. Умная мысль о том, что наверное не стоит так наглеть, да и палить полузапрещенные вещи на глазах у нового профессора тоже было довольно рискованно, так и не дошла до полупьяной головы Николаса.
- Я подумал и решил, что не будет лишним познакомиться… - Быстрый щелчок зажигалки – и мальчишка вдохнул дым,  довольно жмурясь.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » hogwarts | beyond the freedom » личные отыгрыши; » Здравствуйте, я ваша... Племянник.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC